Рассказы

В блоге много материала разных лет. Чтобы моему Читателю было удобно, я дополнительно собрала и сгруппировала отдельно большинство рассказов, статей, публикаций, некоторые из стихов по отдельным вкладкам.

Это - вкладка "Рассказы"

Произведения написаны в разные периоды жизни и не всегда соответствуют хронологии блога. Но преимущественно последовательность соблюдена - более ранние в начале, более поздние - добавляются ниже.

Добро пожаловать!

Читайте на здоровье и в удовольствие!

С уважением, автор блога Татьяна Варуха



http://www.slovomiru.com/2012/10/blog-post_1.html
- Где шапка? Я тебя спрашиваю, где твоя шапка?!

Малышка Талисман стояла, потупив взор. Глаза предательски наполнились слезами. Она понимала, что сейчас ей "всыпят по первое число", как говорил часто папа о таком воспитательном процессе. И какая-то удушливая, колючая обида сдавила ей горло. И в ушах зазвучал громогласный папин рев: "Всыпь ей по первое число! Чтоб в следующий раз думала!"

- Я с тобой разговариваю?! Или с кем? - не успокаивалась мама. Даже скорее, наоборот, казалось, она сейчас еще больше разозлится и... все равно "всыпет". И сплошным потоком в голову вереницей понеслись мысли: почему именно "всыпать"? А могут ли эти оплеухи рассыпаться и не долететь до уха или затылка? Если их можно "всыпать", значит можно и "рассыпать"? И почему "по первое число"? Почему не по какое другое? Малышка представила себе, как мама замахнулась, чтобы "всыпать по первое число" и вдруг все-все оплеухи рассыпались и не долетели до нее, а мамина рука обмякла, как вата с новогодней елки, и погладила ее по щеке... И ей так понравилась эта картинка, что она, представив себе такое волшебство, заулыбалась, потеряв всякую бдительность, и тут же ощутила на руке цепкую мамину кисть, больно сдавившую худую ручку выше локтя:

- Ты что улыбаешься? Что смешного? Я тебя спрашиваю, где ты шапку посеяла? Сколько это будет продолжаться? Два месяца назад кофточку профуфукала, теперь новую шапку. Ты же мне на мозги месяц капала: "Купи "буратину", мама, купи "буратину". Я спрашиваю, где твоя "буратина"? Месяца не прошло! Больше не проси у меня ничего! Поняла?!

И в этот момент кто-то невидимой рукой вдруг повернул крантик, и из глаз хлынули соленые предательские слезы. И такая горькая, завывающая обида проглотила всю малышку Талисман...




http://www.slovomiru.com/2012/10/blog-post_2.html
Как-то во двор одного скромного семейства забрел взрослый, устало выглядящий пес. На нем был ошейник, и выглядел он весьма ухоженным и упитанным. Было совершенно понятно, что пес не бездомный и за ним явно хорошо ухаживают или ухаживали.

Пес спокойно подошел к главе семейства, и глядя прямо в глаза, повилял приветственно хвостом. Хозяин дома не удержался и погладил неожиданного "гостя" по голове. После чего зашел в дом. Но пес спокойно зашел вслед за ним в дом, медленно пересек прихожую, как будто уже бывал здесь раньше, и разместившись прямо в углу, свернулся аккуратно калачиком и уснул. На следующий день он почти в то же время пришел снова, поприветствовал хозяина дома во дворе, опять зашел в дом, направился в тот же самый угол и на том же месте снова уснул. Спал он примерно час - полтора. Пес наотрез отказывался от предлагаемой ему пищи и воды...




http://www.slovomiru.com/2012/10/blog-post_903.html
- Ты подумала очередной раз о положительном ответе на мое предложение? - почти заговорщицки прошептал он, обнимая ее, как крошечного котенка, нежно, уютно, тепло. У него оставалось 10-15 минут на обязательный рассветный понедельничный ритуал - "чашечка любви, превращающаяся в кофе" - как он его называл, часто добавляя: "Я тебе говорил, что любовь может превратиться во все, что только пожелаешь?" Конечно, много раз, но каждый раз это было изумительно. Он всегда произносил это так, как великий маг, знающий толк в таких вещах. И она ему верила.

"Кот", она почти не называла его по-другому, "Мартовский кот", потому что родился в конце марта, и обладал поистине повадками гордого кота, который гуляет сам по себе и всегда знает, чего хочет. Но каждые выходные он преодолевал почти 500 км и 500 обратно, чтобы раствориться во вновь воскреснувшем счастье, которое они оба боялись вспугнуть и потому были очень бережны и не торопливы. И даже близкие друзья на протяжении этих полутора лет, как они возобновили как-то неуклюже оборвавшиеся тогда отношения, ничего не знали, но казалось, догадывались, что что-то происходит, но пока не понятно что...




http://www.slovomiru.com/2012/09/blog-post_30.html
Внезапно она поймала себя на мысли, что вот уже несколько минут она ни о чём не думала, ничего не чувствовала, ничего не хотела и её ничего не трогало. Ни доносящийся какофонический оркестр из открытых окон соседних машин, в каждой из которой имелся, как минимум, кондиционер, если не двухзонный климат-контроль. Её не трогала заполняющая все её естество боль - незваная наглая гостья последних месяцев, не трогало гнетущее, но надежно, туго стиснутое отчаяние и чувство глухого тупика. Время вступило в фазу "ноль", воздух стал разряженным и плотным...

Её жизнь звенела натянутой струной, в бешеном ритме, будто вся конструкция её жизни и всего, что могло поместиться в это понятие для неё, зависело от этого перманентного, чётко выверенного движения. И вот теперь, впервые за свою жизнь, она испытала совершенно неведомое, непонятное, но смутно знакомое её телу и сознанию, чувство странной невесомости и сжатой пустоты. Все это беспрепятственно теперь существовало глубоко внутри, вопреки видимому равновесию и благополучию...






http://www.slovomiru.com/2012/10/blog-post_9867.htmlСегодня, почувствовав себя неважно, я вернулась домой пораньше. Ничего не хотелось, я попила чай и измождено забралась с ногами в самый уголок дивана. Сердце гулко отбивало неровный ритм, проваливаясь и сбивая ровное до недавнего времени дыхание. Я уже начала привыкать к этим перебоям, как будто напоминающим мне о чем-то важном, но безвозвратно утерянном в моем бурном, противофазном потоке жизни. Но где? Когда? Что ускользнуло от меня?

Я запрокинула голову и закрыла глаза, стараясь уловить и выровнять свое неровное, сбившееся дыхание. Главное, ни о чем не думать, как в медитации. Медитация… какое благостное состояние. Когда-то я очень много медитировала, это был такой счастливый, наполненный и насыщенный период моей жизни, когда все складывалось как-то само собой, каким бы сложным не казался пазл… Мысли, опять мысли… Сердце… Никогда не думала, что с ним может быть что-то не так, с чем угодно, но не с ним, не у меня. Да, так все, наверно, думают… Надо просто дышать, спокойно дышать, сейчас все успокоится и я смогу вернуться на работу. Я смотрела внутрь себя, глубоко туда, куда мы боимся обычно заглядывать, но где единственно хранятся ответы на все наши нескончаемые вопросы...




http://www.slovomiru.com/2012/10/blog-post_7.html
Хлопнувшая с силой дверь разорвала сжатый воздух маленького помещения, в которое превратилась в этот момент их просторная квартира, придавив к стене изможденное тело, пройдя раскатной волной через все клетки и ткани, через взъерошенные мысли и рассыпавшиеся мелким бисером, воспаленные до жжения, эмоции.

Мир раскололся в одно мгновение. На "до" и "после", по ту сторону двери и по эту, на "его" и "ее" мир, образовав непреодолимую бездонную, поросшую внизу густым, непроходимым лесом, пропасть.

С каждым следующим разом казалось, что она становится больше и глубже, и однажды с одного ее края уже не будет виден другой, и ни одно живое и сущее, ни один звук, ни одна мысль уже не сможет преодолеть это расстояние. И это удушливое ощущение того, что однажды они не смогут дотянуться до друг друга, не смогут прорваться к друг другу, и эта бездонная пропасть поглотит их, мелких горделивых букашек... Который раз...

- Ну почему?!... - сдавливая свой стон, взмолилась она кому-то, где-то высоко, но обязательно все видящего и слышащего.

Ссора... Маленькое слово большой личной катастрофы. У него нет двоечтения, нет двусмысленности. Маленькое слово с тяжелым, тучным характером. Колючее своей однозначностью, с прогорклым послевкусием и заунывным затяжным напевом...




http://www.slovomiru.com/2012/10/blog-post.html
Моя жизнь была яркой и насыщенной. В ней всегда было интересно и не скучно. В самом её захватывающем процессе, в теплых и дорогих воспоминаниях, в вечно приключавшихся историях, и в красочных рассказах о них, в которых ты уже на всё можешь смотреть с долей иронии и маленьких открытий.

Моя жизнь - тот редкий случай, когда её содержание можно вместить в одно простое слово - "Счастливчик". Это я.
Мне довелось родиться несколько раз и каждый раз оно стоило того...

Рождение.

Так получилось, что я хорошо помню момент своего рождения, и невероятно удушающую, сковывающую и давящую со всех сторон тесноту. Когда всё твое тело принимает форму единственно возможного выхода в нежеланное, неизбежное. На самом деле, пресловутый выраженный дискомфорт плода начинается уже незадолго до родов, когда будучи одним целым с мамой, ты воспринимаешь весь её подготовительный процесс как изгнание себя из рая, из зоны волшебного комфорта...





http://www.slovomiru.com/2012/11/blog-post_12.html
Это была одна из тех суровых зим, когда аномальное количество снега полностью парализовало все привычное движение и уклад жизни города, для которого два ведра снега уже катастрофа, а такое количество - катаклизм. Несколько дней многим приходилось ходить на работу пешком, преодолевая мало где расчищенную дорогу.

Для Катерины расстояние в 14 километров туда и столько же обратно занимало по времени, как еще четверть ее рабочего дня. Но не пойти - значило, уже не работать с этого дня... Возвращаясь в первый такой день домой, она достигла своего района города уже заполночь. Было светло, как днем, в этом заснеженном царстве зимы накануне Нового года. Полная луна добавляла мистическое чувство покоя и благости, заполнившее ее еще в середине пути и не покидавшее всю дорогу. Это то состояние, в котором можно идти и улыбаться, ни о чем серьезно не думая, и полностью доверяя тому, что происходит...

Вокруг не было ни души. Город спрятался в домах, во многих из которых все еще не было света и окна переблескивались друг с другом мерцающими бликами свечей...





http://www.slovomiru.com/2012/11/blog-post_19.html
Цепочка любви и добра - это когда делаешь людям добро, а взамен не деньги важны, а чтобы тот, кому ты помог, в свою очередь, не прошел потом мимо того, кто будет нуждаться в помощи. И тогда, одно звено добра переплетается с другим звеном, создавая цепочку любви... От одного огонька зажигается другой, рождая мириады маленьких пучков света. Они освещают наш путь, уничтожая тьму, даря веру и надежду в то, что искренние усилия сердца не напрасны. Добро никогда не бывает потеряно...

Это был конец смены, еще один заказ, и можно возвращаться домой. Уже вечерело, когда Брайан свернул на проселочную пустынную дорогу, чтобы проехать более короткой дорогой. Вскоре после поворота, в свете фар, он увидел на обочине старый Мерседес со спущенным задним колесом. Он объехал машину, и заметил женщину в возрасте за рулем.

Припарковавшись сразу перед ней, он подошел к Мерседесу, и увидел пожилую женщину, которая обеспокоенно пыталась что-то найти в старой записной книжке. Пожилая дама подняла глаза на Брайана, и он заметил некоторое колебание в ее взгляде. - Добрый вечер, мадам, - спокойно и уверенно произнес Брайан. Услышав его голос, она быстро успокоилась и растерянно улыбнулась в ответ...





http://www.slovomiru.com/2012/11/blog-post_20.html
Боимся любить, но хотим быть любимыми.
Боимся прямых ответов, но любим задавать вопросы.
Боимся искренности, но везде жаждем ее в отношении себя.
Боимся сделать первый шаг, но ждем чтобы кто-то сделал его к нам.
Боимся открытости, но без труда больно раним ближнего.
Боимся доверять, но обижаемся, когда нам не верят.
Боимся быть ненужными, но небрежны с любимыми.
Боимся принимать решения, но списываем все на судьбу.
Боимся быть ответственными, и обвиняем других в своих неудачах.
Боимся мнения толпы, но сами легко осуждаем других. Мы говорим: "Ты меня не любишь", чтобы нас уверили в обратном.

Мы говорим: "Мне холодно", когда нам необходимо, чтобы нас обняли.
Мы говорим: "Я тоже" в ответ на слова любви, как будто отвечаем на чье-то чувство, а не отвечаем за свое.
Мы говорим: "Мне все равно", когда нас это трогает и задевает.
Мы говорим: "Давай останемся друзьями", но не собираемся дружить.
Мы говорим: "Мам(пап), не лезьте в мою жизнь!", но сбрасываем на них свои проблемы...





http://www.slovomiru.com/2012/11/neobychny-bilet.html
Просторный зал ожидания, залитый ярким светом огромных ламп, с огромными окнами, за которыми кипит, бурлит и мельтешит суетливо то, что мы привыкли называть жизнью. Очередь медленно двигалась. Здесь почти никто никуда не спешит. Но по обыкновению очередей по ту сторону прозрачного стеклопакета, и здесь устало вздыхают и пытаются вступать в диалоги, с целью скоротать немного вялый бег часов ожидания...

Каждый, кто достигает долгожданного парапетика у окошка, заполненный надеждой, ожидает особенного варианта для себя, особенного подхода. Но правила строги и одинаковы для всех.

Если однажды ты выразил уверенное желание отправиться в это Путешествие, рано или поздно, тебе выдают Доступ в зал ожидания, где ты по своим индивидуальным запросам и ответным возможностям Системы, получаешь заветный билет в пункт назначения. У него одно название, но у каждого он свой, - Место, где живут мечты... Все в зале ожидания знают, что это Путешествие, если оно состоится и пройдет успешно, может изменить всю их жизнь, а может принести лишь кратковременное облегчение. И этот последний момент, как побочный эффект, многих останавливает, не пускает...





http://www.slovomiru.com/2012/12/pismo-iz-drugoj-jizni.html
Удивительно прекрасно ночное зимнее море. И небо. Усыпанный звездами полусвод буквально нависает над украшенной огнями порта линией горизонта. В декабре пояс Ориона, практически, лежит на горизонте и создается впечатление, что могучая Ригель - одна из самых мощных звезд Галактики - шаловливо ласкает морскую ночную гладь. А над самой головой - безупречная в своей астерической красоте Кассиопея,- незаходящее созвездие Северного полушария, всегда одной своей частью утопающая в Млечном Пути. И когда он не виден, а в городе это явление невозможно созерцать, - глядя на Кассиопею, всегда понимаешь, что Млечный Путь там, где она. И если смотришь на нее, значит, смотришь на шлейф Млечного Пути...

И это метафизическое сочетание наполняет ее измотанное сердце жизнью и склеивает, и заживляет рваные края истерзанных осколков ее души. С каждым вздохом морского ночного бриза, она чувствует, что... жива.

Это один из редких уголков, не завоеванных никем закутков в ее городе, где почти никогда не бывает людей, но откуда открывается изумительный, будоражащий воображение и гасящий своим величием внутреннюю хандру, вид на море, бухту порта и необъятное, волшебное небо. Она часто в последние годы приезжала сюда не в сезон, почти ночью, умышленно оставляя телефон в машине. Прогуливалась вдоль парковых аллей и всегда сворачивала к своему "волшебному пяточку", как она его про себя называла.

Сегодня был особенный день...





http://www.slovomiru.com/2012/12/proshu-tebya.html
Прошу, ни о чем не жалей, не плачь ни о чем, ни о чем не печалься. Ты помни обо мне... с теплом, любовью, с улыбкой. Не вспоминай обо мне с болью, не вспоминай обид, ни своих, ни моих. Не вспоминай вереницы разлук и длинных ожиданий...

Даты ничего не значат, они лишь пунктир, неосторожные мгновения, которые мы стремимся увековечить, упуская теплые струи жизни вне ее пунктуации, за пределами этой громоздкой власти дат, точек, тире...

Отпусти белых птиц любви на волю, дыши всей глубиной оставшихся, беспризорных чувств, рассеянных в нашем воздухе. Не удерживай наши дни, пусть солнце ласкает их в нашем прошлом. Пусть никто больше не ворошит листву наших осенних полей, не сбрасывает росу с наших трав, не теребит дорожную пыль наших заблуждений и непониманий, не тревожит соленых морей наших слез, не встречает наших бесконечных рассветов, полных ожиданий и несбыточных надежд. Не провожает нашу грусть под мерный стук колес уходящих поездов, не подглядывает в наши малиновые закаты разочарований...





http://www.slovomiru.com/2012/12/ne-speshite-s-vyvodami.html
В одном небольшом кафетерии произошла маленькая, но очень поучительная история. Было это в конце 70-х годов. И описана она впервые в одной местной газете, на последней странице, сидевшим рядом с семьей корреспондентом этой газеты... Но по сегодняшний день эта заметка остается актуальной.

Маленький мальчик лет девяти-десяти вошел в кафетерий. Он держался взросло, взгляд его был не по-детски серьезным. Найдя глазами свободный столик в самом углу переполненного зала, он направился к нему. Аккуратно сняв пальтишко и кепку, сел за еще не убранный после прежних посетителей столик. Он терпеливо ожидал официанта. Спустя время, несколько раз поглядывая в его сторону и убедившись, что ребенок совершенно один и никого не ожидает, к нему неохотно подошла официантка. Женщина проработала в этом кафе несколько лет и возраст маленького клиента ее явно не радовал. Зал был полон клиентов. В городе было народное гулянье в честь ежегодного праздника Святого Николая. И работы было невпроворот. Хлопоты с ребенком ей были ни к чему...




http://www.slovomiru.com/2013/01/veselay-ulitka.html
- Сын? Дочь? Мария обернулась.
- Что, простите?
- Я спрашиваю, высматриваете кого? Она с нескрываемым любопытством рассматривала жилистое, сухопарое, загорелое тело в старой инвалидной коляске со странными "авторскими" приспособлениями, своего собеседника, невольно пытаясь определить его возраст и причину пребывания в этом "пансионате".

- Сын. - Не расположенная к беседе, сухо ответила она.
- Оторванный ломоть, - произнес со вздохом мужчина в коляске.
- Простите? - не сразу поняла ход его мыслей Мария.
- Я говорю, сын - как оторванный ломоть. В народе так говорят. Растишь, ночей не спишь, душу вкладываешь, а он вырастает и из гнездышка упархивает...

Она смотрела на него, понимая, что совершенно не хочет этого общения. Сердце так натянуто поднывало, защемив ее мысли и чувства в тугой клубок выцветших воспоминаний. Только они у нее и остались. Где-то в глубине своей внутренней ночи, при свете яркой луны-души, она понимала, что просто цепляется за эту надежду, не желая отпускать, не желая мириться, признавать. Она находила бесчисленное количество оправданий и отговорок, но никогда не задавала этот зловещий, и отсекающий все ее шаткие доводы в пользу сына, вопрос "Почему?" Она понимала, что ответ на него будет той обнаженной, озябшей правдой, сама нечаянная мысль о которой, причиняла ей нестерпимую боль последние годы...




http://www.slovomiru.com/2013/05/koma-jizni-ili-poslednyaj-zarya.html
Я никогда не хотел знать, каким будет последний день моей жизни. Я никогда даже не думал о том, что однажды утром за моим окном встанет все то же солнце, которое встает в кольце нескончаемого рассвета Земли, но - последний раз. Так уж мы устроены, мы боимся умирать, но живем так, будто это может произойти с кем угодно, но не с нами. Уж мы-то точно будем жить. Никто не хочет стареть, но и умирать молодым никто не готов. Я не был исключением.

Сегодня моя последняя заря. Я встретил ее с горьким привкусом необратимой разлуки. Я ее узнал. Мне повезло больше, чем тем, для кого это было или будет полным неведением. Но сейчас я знаю, что это то, что всех нас объединяет - единая достоверная конечность всего, что имело начало. Все, кто когда-либо родился здесь, однажды встретят свой последний рассвет.

Когда я был ребенком, я любил представлять, каким я буду в 20 лет. А в 30, в 40? 40 лет для меня было глубокой старостью и я представлял себя именно таким. Что у меня будет жена и трое детей. Я буду очень взрослый, очень важный, я буду зарабатывать деньги и обязательно мы будем счастливы в нашей семье. Я представлял себе картинки своей очень взрослой жизни и они все были очень солнечные. "Очень" - яркое, емкое, эмоциональное слово из детства. В нем оно имело особенный, значимый смысл. Оно было очень большое и способное передать что-то, что больше тебя самого или должно быть таковым...




http://www.slovomiru.com/2013/10/ya-hochu-domoy.html
Прошу, услышь меня. Услышь, о чем я молчу… Загляни в мою душу, не позволь мне не пустить тебя туда. В огромных стенах, за которыми я живу, нет окон и нет дверей. Но в них есть один изъян, - они растворяются от теплого взгляда, от жара твоего сердца, от искренности в твоих ладонях. Зачерпни полные горсти любви, загляни в мою душу.

Не дай мне воспользоваться ни одной из многоликих масок, без которых я не выхожу из дома. Не позволяй мне лукавить с тобой, притворяясь, что моя жизнь - это та жизнь, которой мне всегда хотелось жить без тебя.

Притворство - пища, которой я питаюсь, даже если не ощущаю голода. Не позволяй мне доставать из плотно увешанного гардероба многочисленные одежды лжи. Не верь мне, если я примеряю хоть одну из них. Они позволяют мне быть тем, кем я пожелаю в нужный момент: безмятежной гладью, растворяющей горечь твоих потерь, бурной рекой, которую не преодолеть вброд, разбивающим скалы водопадом, который вынесет тебя к новым берегам, и упоительным омутом, в котором ты потеряешь себя. Я могу быть вязкой трясиной и ты погрязнешь во мне, не в силах больше двигаться, а все усилия будут затягивать тебя неумолимо глубже, и я окажусь погибелью твоей. Я могу быть тихой пристанью твоих самых глубинных, несбывшихся надежд, где ты причалишь устало свою лодку. Я могу быть твоей мелодией, в которой ты обретешь покой, но могу оказаться сиреной, мое пение усыпит тебя безвозвратно, и ты навсегда утратишь родные берега...




http://www.slovomiru.com/2014/02/svetlyachok.html
Однажды ранним утром, когда теплое солнышко еще подтягивалось уютно во Вселенской колыбельке, родился маленький, улыбчивый Светлячок. Он был такой крошечный, что его почти никто не замечал. Свет, который исходил от него, всегда приписывали чему-то другому. Его сердечко, исполненное любовью, каждое утро тянулось к солнышку, которое игриво, с невероятной заботой и теплотой щекотало его нежные крылышки, едва просыпался весь мир. Все мембранки и складочки, шероховатости и непокорные изгибы хрупкого светлячка наполнялись и жадно впитывали теплый свет солнышка. А потом, когда у всего живого заканчивался день и в их жизнь приходила ночь, у Светлячка в запасе всегда для каждого находился маленький теплый лучик света, которые щедро дарило ему каждое утро солнышко.

Светлячок рос, взрослел, но все по-прежнему принимали его лучики за чьи-то, а некоторые по-прежнему не замечали его. Но Светлячок продолжал светить и радовать всех своим солнечным теплом, которое он радостно накапливал... для всех. И однажды улыбчивый Светлячок засиял сам, просто так, как маленькое солнышко внутри большого. Да так сильно, что его увидели все. Он так ярко светил, что все набросились на него, желая погасить такой яркий свет, который исходил от него. Как оказалось, этот свет просто светил, так ярко, так тепло, так лучезарно, не для каждого конкретно, как раньше казалось каждому, а для всех-всех, кто оказался или мог оказаться рядом. Светлячок был счастлив! Он сиял маленьким, но взрослым солнышком. Но ведь солнышко никто не благодарит, что оно светит. Почему-то все решили, что оно должно светить и все, так случается каждый день и, значит, так и будет дальше...




http://www.slovomiru.com/2014/11/lubov-v-domashnih-tapochkah.html
Трудно было сказать, какой давности был этот одиноко стоящий дом, с грубыми рассохшимися ставнями на старый манер, совершенно не вписывающихся в общую, кажущуюся довольно современной, внешнюю общую стилистику дома. С грубо сколоченной, такой же в некоторых местах заметно рассохшейся, немного несуразной верандой, на которой будто забытое стояло совершенно милое, уютно зазывающее, кресло-качалка.

Приблизившись, Мира ощутила непреодолимое желание задержаться здесь дольше, чем на время выяснения своего пути и своего местонахождения. Она уже третий час тщетно пыталась вернуться в то место, где опрометчиво свернула с намерением сократить свой путь "в никуда" проселочной дорогой.

Это было глупой ошибкой, учитывая, что сокращать ей было нечего, так как внезапное решение просто сесть за руль и ехать "в никуда", не содержало никакой программы, маршрута пути и, наоборот, вызывало взрывное намерение сделать что-то, выходящее за пределы её контроля, из-под которого и без того неумолимо вытекало всё вокруг неё. 

Всё рассыпалось и трещало по швам. Вся её методично и скрупулезно отлаженная жизнь летела с обрыва, налетая на твёрдые кочки, отбивая наотмашь её хрупкие бока... Именно так ей казалось в последнее время на фоне совершенной безоблачности для взора других. 

Сегодня утром она встала с этой дичайшей, почти киношной мыслью "ехать, куда глаза глядят", доверившись доселе неведомому чувству. Но уже очень скоро в её голове неумолимо настойчиво шёл навязчивый диалог с самой собой о бестолковости и опрометчивости этого порыва, - ведь это только в кино такой поворот сюжетной линии жизни героя смотрится гармонично и многообещающе. В кино никогда не отображается вся истинная захлестывающая волна рвущих тебя изнутри эмоций, как только ты теряешь направление и цель своего пути.






http://www.slovomiru.com/2015/09/esli-hochesh-jivi.html
- Крепись, нужно быть сильной!
- Кому нужно?
- Тебе.
- Мне? Мне - не нужно. Мне больно. Я не хочу быть сильной. От этого мне только больней... Когда так больно, где мне крепиться? К чему? Чем? Как? Почему в такие трудные моменты все рекомендуют невозможное и никакой инструкции к использованию? Почему все так любят советовать невозможное, когда нужно совсем другое? Как будто защищают себя в этот момент, отгораживаются.  Эта фраза, ненавижу ее, и лицемерие, которое прячется за ней в каждом произносящем. Никто не сильный, никто не слабый. Плачь, если хочешь, вой, если больно. Кому нужна твоя сила, которой ты подавишь всё живое, рвущееся из тебя наружу во твоё же спасение. Потому что разорвёт изнутри, если ты будешь тем "сильным", каким должен или каким кто-то хочет, чтобы ты был. Потому что... Потому что никто на самом деле не знает, что тебе посоветовать. Да лучше ничего, чем все эти идиотские "Крепись!", "Будь сильной!" "Держись!" и прочая добивающая ересь!

- Даш, ну, успокойся, ну пожалуйста, не накручивай ты себя ещё больше!
- Вот! Видишь? "Успокойся!" Ты кому сейчас помогаешь? Мне? Нет. Себе! Тебе не комфортно со мной такой, а мне не комфортно в этой боли! Мне не помогает, понимаешь?! Тебе хоть раз помогли эти жуткие противоестественные советы?
- Даш...
- Помогли?...
- Ну... Не очень...
- И мне не помогает!
- Я очень хочу тебе помочь, но не знаю, как. Понимаешь? Ну как мне тебе помочь?!
- Я не знаю...




Я из тех счастливых людей, у которых рано или поздно мечты сбываются. Особенно детские. Все мои детские мечты сбылись. Кроме двух. Одна из них, возможно ещё сбудется, а другая - 99,8% нет. Но это тот самый случай, когда так много было сделано, чтобы она сбылась, что... она однажды просто сбывается в мире, как таковая. Но когда ты живёшь внутри своей мечты, - всё возможно.

Я с восьми лет заболела футболом. Мы тогда переехали в другой район города и прямо рядом с домом было две школы с своими футбольными полями. Переезд дался мне тяжело. Где-то там остались мои лучшие друзья, всегда незапертые двери, вечный гомон во дворе, "магазины" и "дочки-матери" с девчонками, "войнушки" с мальчишками, огромный орех перед окнами и трава по пояс. Здесь - всё было чужое, холодное, странное, большое, неуютное.

Я выходила на балкон, чтобы преодолеть ужас высоты, на которой нам теперь приходилось жить. Это был невероятно высокий восьмой этаж. И это стало единственным, к чему я привыкла. Возможно, я просто ничему другому больше не бросала вызов. Мне не хотелось здесь "привыкать", "приживаться" и "искать новых друзей". Да и как можно найти новых друзей, если твоё сердце заполнено любовью к своим старым, любимым друзьям, с которыми, возможно, ты больше никогда не увидишься?...





Никто не хочет стареть, но и умирать молодым никто не готов. Стоит ли заигрывать с этим выбором? Не то, чтобы старость надменно обойдет кого-то из нас, но все же не каждому из нас её навязчивая дружба выпадет бонусной программой. У кого-то этого выбора нет изначально.

Мне кажется, это - наша природная заносчивость и горевание ума о том, на что мы не можем повлиять, однако хотим управлять, но - сильно ленивы и недостаточно честны. Всё это надёжно спрятано в нашем нежелании делать и менять то, что мы можем, что в наших силах, в ежедневном выборе и договорённости с собой, - в обыкновенной ответственности. А ещё - в нашем выкроенном желании, чтобы всё как-то само разрулилось.

Мы приручены ожиданием. Нам с ним надежно, привычно, легко. А оно - всегда в изобилии, где не нужно, и в дозировке три-четыре капли натощак - когда острая нужда.

Что для вас старость?... Ой, лучше не отвечайте. Эту заунывную я тоже знаю.

Я давно живу. Мой возраст близок к глубоко преклонному, согласно общепринятой статистической шкале. У меня полный рот проблем, и особенно много места занимают жалобы и кряхтение. Это встроенная опция старости. А если учесть то обстоятельство, что у меня как-то незаслуженно рано осталось мало своих зубов, места во рту у меня для этих проблем больше, чем хотелось бы их вмещать.

Я вам кое-что расскажу о старости и о нас, старухах. Представьте, у меня есть, чем с вами поделиться из самых недр, из самой бездны устрашающей, заброшенной старой Станции, с проносящимися мимо на бешеной скорости чьими-то жизнями. Все боятся здесь даже остановиться, все норовят её проехать...






Я знал одного человека, он не выносил прикосновений. Прикосновения доставляли ему боль. Он был очень заботливым и нежным по природе своей, но эта пытка прикосновений, как неотъемлемый атрибут современной жизни, всё больше и больше отдаляла и отталкивала его от мира чувств. Он не протягивал руки при встрече, не носил рубашки с воротником и одежду без глубоких карманов.

Под тонкими оболочками кожи, вдоль многотысячных магистралей вен, текла неуправляемая жажда простых человеческих объятий, нежного прикосновения губ, теплой ладони в своих руках. Всё это было недоступно для него. Мир, в котором он жил, как засохшую булку, безжалостно крошил новый день.

Каждое утро он вставал засветло, подходил к старому шкафу, доставал белоснежную рубашку, надевал её на голое тело и дрожащими, вспотевшими, холодными руками пытался застегнуть верхнюю пуговицу ворота. Он задыхался, сиплый свист исторгаемого воздуха покрывал густой испариной маленькое зеркальце, которое должно было стать убедительным свидетелем его вымученной непродолжительной победы. Его рекорд — 3 минуты 14 секунд - был настоящим числом бесконечности, в которую он проваливался в полуобморочном ожидании, что именно сегодня произойдёт чудо, которое он так ждёт, как второе рождение себя самого.

В мире, где каждая эмоция стремится быть проявленной и выраженной, дефицит прикосновений может свести тебя с ума. Ведь это единственный выразительный инструмент, способный провести полный накал твоих чувств из пункта А в пункт В. Что делать человеку, лишенному такой обыденной и прозаичной для других возможности?

У чудес всегда очень много дел, — слишком многие вибрируют своим ожиданием их в своей жизни. Это ожидание такое огромное порой, что чудеса случаются часто незамеченными. Оно, как неповоротливое и настороженное животное, поглощает всё, что может угрожать его существованию. Оно приучено ждать чего-то большого, необычно идеального и потому ожидание — недоверчиво и переборчиво.

У чудес очень много работы. Безусловно, они случаются каждый день, в жизни каждого, но чем больше ожиданий, тем меньше чудес остаются замеченными....






NB.  Также вы найдете наиболее интересные и популярные статьи во вкладке "Статьи".

А во вкладке "Публикации" - статьи, которые писались мной и публиковались для сторонних ресурсов, либо для ресурсов, которые я вела какое-то время. Это статьи и публикации на различные темы, кумулятивный и синтезированный из разных источников материал.

Во вкладке "Притчи" - собраны некоторые из мох любимых притч (или коанов), которые я публиковала ранее.

Если Вы найдете для себя что-то полезное, я буду только рада. Пишите о своих впечатлениях, комментируйте, - любому автору полезна обратная связь.



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Главная страница

Выразить поддержку

Выразить поддержку

Если у вас есть возможность поддержать проект и то, что я делаю,
искренне буду благодарна вашей помощи. Вы не обязаны этого делать,
только если можете и чувствуете нужным.
Спасибо!