Последние публикации блога

 Я не знаю, сколько жизней мы не позволяли себе любить, где и когда мы потеряли друг друга, но я знаю, что любовь – единственное чувство на земле, о котором мы ничего, на самом деле, не знаем. Мы ищем и не находим, придумываем, мечтаем, верим в чьи-то определения, устремляемся и разочаровываемся. Мы перекладываем маленькие кусочки себя, перекраиваем и шьём заново, будто в нас что-то не то, не так, не с теми. Мы строим других себя, мы строим других. Мы складываем, как пазл, свою недостающую реальность в безопасном придуманном мире. И вскоре он уже сам формирует нас и наши ожидания.
Один из старейших городов Германии, который однажды даже был столицей Баварии. Удивительный город узких, уютных улочек, бесконечно втекающих друг в друга в разнобой и пересекающихся друг с другом через сквозные дворы и миниатюрные арки, вливаясь в маленькие площади и тут же ускользая от ваших глаз в гуще домиков со своей многовековой тайной, подсматривающих за нами через многослойную историю стен и маленьких окон, спрятанных дверок и небрежно выглядывающих гербов.

История города тонет в веках. Известно, что первые упоминания о римской крепости Castra Regina, построенной на месте поворота Дуная по распоряжению Марка Аврелия, – того самого, мудрого правителя-философа,  последнего из "пяти хороших императоров" (пять последовательно правивших римских императоров из династии Антонинов – было такое везение в Римской империи), – датируются еще 500 г. н.э. Но первые следы пребывания человека на территории современного Регенсбурга датируются каменным веком. А в 79 году н. э. территория города уже принадлежала Римской империи. К этому времени уже была построена внушительная крепость для того времени, окруженная глубоким рвом, а позже – каменной стеной.

Стоит признать, для "захватчиков" римляне были очень созидательны и основательны. Их подход ко всему, что они создавали на новых землях, был – "на века". И надо сказать, больше никто не смог вложить в историю большей основательности и долговечности, чем римляне. Жаль, не всегда созидательной. Но в отношении Регенсбурга наследие безмерно, – более 1500 построек тех времен находится в весьма хорошем для своих лет и функциональном состоянии. А сколько тайн, легенд и мифов нашёптывают в тишине их стены...

Каменный мост через Дунай, построенный римлянами еще в XII веке, – по сегодняшний день одна из культовых построек Регенсбурга. С 12 в. по 20 век он был единственным мостом через Дунай к Регенсбургу. По его образу и подобию были построены мосты через Эльбу в Дрездене, через Влтаву в Праге (предшественник нынешнего Карлова моста), через Темзу в Лондоне и через Рону в Авиньоне.

Кстати, стоящая у его "подножия" сосисочная "Wurstkuchl" (Колбасная кухня) – это вообще своеобразный памятник кулинарному наследию города. Это – официально первая в мире сосисочная. Она была построена еще в 12 в. специально для своевременного обеспечения едой строителей каменного моста: каменщиков, грузчиков и др. И до сих пор этот маленький домик исправно пыхтит традиционным сосисочно-пивным дымком, своевременно теперь радуя туристов и гостей набережной. Вдуматься только, – семь веков кряду.

С 2006 года полностью уцелевший средневековый исторический центр Регенсбурга, переживший колючие времена и свой собственный торговый и культурный расцвет, все войны и несколько эпох, –  внесён в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. И считается  самым большим в Германии.

Кафедральный Собор Святого Петра (строившийся с 12 века на протяжении 700 лет) – эталон готического стиля, –  настоящая гордость Регенсбурга и Баварии. Он сумел сохранить своё нетронутое величие, по факту, благодаря отсутствию денег в казне в период активных модных строительств и реконструкций в стиле рококо и барокко и – невероятному везению во время второй мировой войны. Собор совершенно не пострадал, как и почти весь Регенсбург. Но жители и мэрия продолжают с не меньшей любовью, гордостью и вовлечённостью ухаживать за своим городом, нежно по-баварски называя его Реншбург (Rengschburg).

Дом Голиафа (Goliath-haus) с самим Голиафом, конечно, никак не связан. Но роспись фасада известным мастером того времени Мельхиором Боксбергер (Melchior Bocksberger) в 1573 года оказалась настолько роскошной для искусства 16 века, что дом по сегодняшний день так и называют "Голиаф-Хаус" – "Дом Голиафа". Ниже на слайдах – можно увидеть основную часть самой росписи.

Интересно, что всем нам известный в истории факт распада и крушения Священной Римской Империи тесно связан с Регенсбургом. Именно здесь, в здании Старой ратуши, где заседали веками делегаты Рейхстага Священной Римской Империи, в начале 19 века было официально объявлено о распаде Священной Римской Империи. И именно отсюда официальное известие разнеслось лихими посыльными по всему миру.

По сегодняшний день Регенсбург часто называют "самым северным итальянским городом" – из-за жилых домов и многочисленных общественных сооружений в стилистике архитектуры Апеннинского полуострова. Все строительные и отделочные работы здесь строго согласовываются, чтобы не нарушить многовековой стиль и дух города.

Город сохранил местами имперский масштаб, не нарушающий вместе с тем скромную красоту и обволакивающий уют многочисленно плывущих во все стороны улочек.

Регенсбург – это средневековье в современной огранке осторожного мастера.

Фото | Текст: © Татьяна Варуха 
Фотогалерея (47 фото):

...
Дорогой Новый год! Мы все поздравляем с тобой друг друга, шлём поздравления личные или совершенно безличные. У нас много планов и ожиданий от тебя каждый раз. Мы возлагаем на тебя много надежд. А знаешь, что это значит, дорогой Новый год? Это значит, что если ты их опять не оправдаешь, ты нас очень огорчишь, даже разочаруешь. Я знаю, что у тебя нет никакой бороды, поглаживая которую, ты вздыхая, мог бы сказать: "Ох, люди, люди... Да я - лишь ваша возможность, а все ваши планы и пожелания - в ваших руках. Вот, я снова у ворот, - берите и делайте!"

Говорят, Амстердам, – как шкатулка с двойным дном. Аккуратно открываешь декоративную крышку и видишь милые, прянично-имбирные домики, узкие серпантины каналов и гордых улочек, неспешные баржи и доминирующий над всеми видами движения стремительный напор велосипедистов. Но попав в Амстердам ночью, вы... можете не нащупать больше второго дна, даже бутафорского. Вы погружаетесь в бездонные потоки параллельной реальности, замешанной на едком запахе канабиса, манящих окон многочисленных баров и кофешопов с приглушенным светом в больших окнах, уютно спрятанных от непосвященных глаз, диско и перфомансов. В мир ночных фонарей, тихих, медитативных улочек, выныривающих неожиданно в бурлящую светом людскую магистраль. В геометрическую траекторию пешеходов и непреклонных в своей целеустремлённости велосипедистов, трамваев и мопедистов.

Город полон жизни круглые сутки. Днём он заигрывает с вами своей сказочной, иногда нереальной, игрушечной красотой, а ночью он бесцеремонно обнимает вас за плечи, будто старый знакомый, даже если он вас впервые видит. И вы испытываете двойственные чувства, - соучастия и отстраненности одновременно...

Автор: © Татьяна Варуха
Фотографии: © Tanja Warucha

Фотогалерея:




PS. Почти все ночные фотографии сделаны на длинной выдержке, без штатива, отсюда слегка размытый, акварельный эффект и высокая цветопередача из-за ночного режима. Но думаю, удовольствия и атмосферы это не отменит.
Осень — моя нежная пора, пора глубинного обновления, душевного облегчения, игры света и красок, сила матери, способная любить и преображать, дарить и ограждать. Она вмещает в себя силу и энергию каждой поры года.

Для меня — это пора облегчения, замедления, отдохновения от звенящей, суетной разноголосицы, мой внутренний slow-motion.

- Опять хочу в Париж.
- Вы были в Париже?
- Нет, но уже хотел...

А у меня как-то не сложились мечты о Париже. Никогда не мечтала поехать в Париж или побывать во Франции. Но когда у тебя нет какой-то мечты, - у тебя всегда есть возможность осуществить её для какого-то. Например, очень родного, любимого человека, а то и двух. А если это к тому же дарит тебе возможность встретиться, спустя много лет, с сокровенным другом детства, чудесным, родным человечком, то однажды не поехать — душевное преступление. Не меньше.

Самое значимое впечатление для меня от Парижа — было неожиданное понимание того, что же покоряет и подпитывает в нём к нему стремящихся во сне и наяву, заполняя нас собой до краёв. Этот город обволакивает, обнимает тебя. Это музыка где-то внутри тебя со своей неповторимой пятилинейной круглой тактовой нотацией. Это нежные, но уверенные прикосновения. Ты попадаешь в его власть, пока кто-то из горделивых, немного заносчивых, но красивых французов или француженок не приземлит тебя на утоптанный, песочного цвета гравий с каменными, выносливыми переходами мостовых. Возвращая тебя самому себе, целым и невредимым, если ты сюда не надолго.

Приезжать в Париж нужно влюблённым, иначе он займёт твоё сердце собой бесцеремонно, безропотно, надолго или навсегда. Я приехала в Париж, совершенно покорённой Нормандией... Но об этом ещё будет.

Но пока немного о Париже, каким я его увидела и узнала. Начну по чуть-чуть.


Фотогалерея:




НОЧНОЙ ПАРИЖ

Спустя всего несколько столетий после своего основания, а это более 2000 лет назад, Париж был признан одним из лидеров индустрии моды, культуры и науки. Статус столицы французского государства был получен им ещё в 508 году н.э., и по сегодняшний день он является самым густонаселённым городом во Франции. Вы просто вынуждены плавать в динамично снующих потоках людей, прижиматься и сталкиваться, извиняясь, втекая в новый поток. Чтобы сделать фото с наименьшим количеством людей, - просто необходимо терпение статуи и упорство творца. Парижан и оседлых вы не перепутаете ни с кем, - они стильные и горделивые. Они как множество сигнальных маячков, не допустят, чтобы вы забыли, что вы в Париже, городе-легенде, в особенном месте на планете. В одном из самых светлых городов планеты, потому что с наступлением сумерек зажигаются миллиарды разноцветных лампочек...

Не переключайтесь, будет ещё Монмартр, сад Моне, Нормандия и немножко ещё интересного. 


Автор: © Татьяна Варуха
Фотографии: © Tanja Warucha

Фотогалерея:




Американский писатель и профессор департамента специального образования университета Южной Калифорнии Лео Баскаглиа (Felice Leonardo "Leo" Buscaglia), известный многим как "Доктор Любовь", посвятил свою жизнь и деятельность изучению проблемы человеческой разобщённости и смысла жизни.  

Будучи преподавателем в университете Южной Калифорнии, в одной из групп студентов, которые он вёл, внезапно для всех и для самого профессора покончила жизнь самоубийством одна из самых талантливых его студенток. Лео Баскаглиа это известие потрясло до глубины души. Ничто не выдавало в девушке признаков какой-либо депрессии или разлада с жизнью. Она была позитивным человеком, увлечённой, активной и сильной, талантливой студенткой. 

Как настырный дислексик со стажем, я до дрожи люблю книги. Конечно, с годами, я выработала ни одну технику чтения для себя, но ни одна из них не решает проблемы, как таковой. При моей страсти к новым знаниям, интересному и познавательному, чтение даже нескольких страниц, — это безусловный вызов. То, что для многих естественная данность, для меня — бесконечный бой. И да, возможно, это прозвучит для кого-то совершенным кошмаром и разочарованием, но мне немного книг за мою жизнь удалось прочесть, что называется, "от корки до корки".

Представьте себе, моё первое образование — филологическое.
Некоторым вещам нужно быть там, где они есть. Признание или открытие их может сильно усложнить жизнь. Они могут быть очень личными, настолько личными, что без них наша жизнь окажется голой на людной площади. Или очень неприятными, настолько неприятными, что "освобождение" от них, о котором мы возможно даже и мечтали бы, может раздавить нас, неспособных принять новое "просветление".

Есть вещи, которые мы способны только пережить, не трогая их, не выковыривая их из себя, научиться с ними жить, как мы иногда сживаемся с чем-то, над чем не властны, чем не в силах управлять. Потому что не всегда мы оказываемся готовы к новому раскладу, к новому сценарию, который неизбежно впишет в нашу жизнь десятки новых, не адаптированных под нас страниц. Скорее, наоборот, написанных наспех, по верхам, по первым эмоциональным взрывам, без учета нас, наших чувств, нашей новой боли.

Если вы очень хотите избавиться от чего-то, поделиться чем-то сокровенным, важно не столько ваше желание освободиться, сколько один простой вопрос себе: "Я готов(а)?"

Вопрос, в действительности, не в том, нужно ли делиться-освобождаться-проговаривать-избавляться-менять, снимать камень с души- и тому подобные определения.

Важно только одно – ваша готовность к новой реальности внутри и вокруг себя, к чувству опустошения, стыда, облегчения и "отяжеления" одновременно, недоверия, неуверенности и.... заполнения вашего пространства всем тем, что всплывет, многократным повторением и проигрыванием еще вчера пусть и неудобно, но тихо лежащих и тихо ноющих, сжатых, скомканных, но малоподвижных эмоциональных сгустков.

Важно только одно, – ваша готовность это менять, со скоростью сонной черепахи, потому что быстрее, – вас вынесет на полном ходу. Потому что наша нервная система устроена так, что даже самые позитивные и благие перемены переворачивают вверх ногами весь бережно и усердно накопленный годами хлам нам на голову. И пока вы наведете новый порядок, чтобы начать накапливать новый хлам, - нужно время. Это жестокое время называется безэмоциональным, безполюсным словом, – адаптация. И она вам нужна при любых переменах, от насморка до ухода близкого человека. И без нее ваши порывы просто избавиться от чего-то в своей жизни бессмысленны, без этого затяжного slow-motion-отрезка времени ничего не победить, даже занозу в левом мизинце, не то что душевную боль.

Если вы готовы, – раскрыться, измениться, развернуться, оторваться от маленькой, не видной под стопой, точки опоры, освободиться, довериться, принять.... – то знайте, вам сто девять раз будет не хватать терпения, еще больше – сил, столько же – воли, и почти всегда – поддержки, любви, надежды и всегда – веры. Но вы справитесь, если были готовы, потому что адаптация – самая упрямая опция нервной системы. Она возьмет свое. И ваша задача – в этом всем не утонуть в новой эмоции, в новом пространстве, в новом стрессе, без которого ничего и никто не движется в этой жизни, но легко умирают от передозировки им.

И какими бы ни были задуманные вами перемены, – помните о том, что нужно время, чтобы выкатить ваши вагончики на новые рельсы, потому что прежде, чем вы их водрузите на новую колею, вам необходимо ее для начала построить. И на простом человеческом календаре могут пролистываться не только месяцы, но и сами календари сменять друг друга на гвоздике. И не важно, насколько в больших или малых переменах вы нуждаетесь, – они все равно займут в этом пространстве определенное время, возможно, ощутимо большее, чем вы предполагали. Почему? Потому что вы не меняетесь в вакууме, вы провернете и потяните за собой огромное пространство вокруг себя, в котором живут знакомые и не знакомые вам люди, их ожидания, неподвижные уклады и собственные залежи, их эмоции и стереотипы. Они с радостью обрушат все это на вас. Или неожиданно проигнорируют самое важное для вас в конкретный момент. Вы можете остаться один на один с самим собой, с той незнакомой и отчужденной частью себя, которая стоит за любыми переменами. А можете найти неожиданного союзника. Но на все, абсолютно на все понадобится время, и в этом тягучем отрезке своей жизни вам придется жить. И это будет не то, что вы себе представляли. Это будет то, что будет происходить. И все. Нет. Пожалуй, еще кое-что. Вы ничего не измените без этого всего.

Если вы больше не можете, – действуйте. Если не готовы, – не трогайте то, что лежит тихо. Но и в первом и во втором случае, какое бы решение вы не приняли, – примите себя и то, что в вас. Вы у себя такой один, вы у себя – такая одна. Будьте с собой бережны. Когда придет время – вы сделаете шаг, если это время не придет – не сделаете. Но прекратите себя мучить. Живите. Второго шанса для этого может не оказаться.

Автор: © Татьяна Варуха

Фотография: © Kristina Jalowa