Последние публикации блога

Дорогой Новый год! Мы все поздравляем с тобой друг друга, шлём поздравления личные или совершенно безличные. У нас много планов и ожиданий от тебя каждый раз. Мы возлагаем на тебя много надежд. А знаешь, что это значит, дорогой Новый год? Это значит, что если ты их опять не оправдаешь, ты нас очень огорчишь, даже разочаруешь. Я знаю, что у тебя нет никакой бороды, поглаживая которую, ты вздыхая, мог бы сказать: "Ох, люди, люди... Да я - лишь ваша возможность, а все ваши планы и пожелания - в ваших руках. Вот, я снова у ворот, - берите и делайте!"

Говорят, Амстердам, – как шкатулка с двойным дном. Аккуратно открываешь декоративную крышку и видишь милые, прянично-имбирные домики, узкие серпантины каналов и гордых улочек, неспешные баржи и доминирующий над всеми видами движения стремительный напор велосипедистов. Но попав в Амстердам ночью, вы... можете не нащупать больше второго дна, даже бутафорского. Вы погружаетесь в бездонные потоки параллельной реальности, замешанной на едком запахе канабиса, манящих окон многочисленных баров и кофешопов с приглушенным светом в больших окнах, уютно спрятанных от непосвященных глаз, диско и перфомансов. В мир ночных фонарей, тихих, медитативных улочек, выныривающих неожиданно в бурлящую светом людскую магистраль. В геометрическую траекторию пешеходов и непреклонных в своей целеустремлённости велосипедистов, трамваев и мопедистов.

Город полон жизни круглые сутки. Днём он заигрывает с вами своей сказочной, иногда нереальной, игрушечной красотой, а ночью он бесцеремонно обнимает вас за плечи, будто старый знакомый, даже если он вас впервые видит. И вы испытываете двойственные чувства, - соучастия и отстраненности одновременно...

Автор: © Татьяна Варуха
Фотографии: © Tanja Warucha

Фотогалерея (48 фото):

...


PS. Почти все ночные фотографии сделаны на длинной выдержке, без штатива, отсюда слегка размытый, акварельный эффект и высокая цветопередача из-за ночного режима. Но думаю, удовольствия и атмосферы это не отменит.
Осень - моя нежная пора, пора глубинного обновления, душевного облегчения, игры света и красок, сила матери, способная любить и преображать, дарить и ограждать. Она вмещает в себя силу и энергию каждой поры года. 

Для меня - это пора облегчения, замедления, отдохновения от звенящей, суетной разноголосицы, мой внутренний slow-motion.

- Опять хочу в Париж.
- Вы были в Париже?
- Нет, но уже хотел...
А у меня как-то не сложились мечты о Париже. Никогда не мечтала поехать в Париж или побывать во Франции. Но когда у тебя нет какой-то мечты, - у тебя всегда есть возможность осуществить её для какого-то. Например, очень родного, любимого человека, а то и двух. А если это к тому же дарит тебе возможность встретиться, спустя много лет, с сокровенным другом детства, чудесным, родным человечком, то однажды не поехать - душевное преступление. Не меньше. 

Самое значимое впечатление для меня от Парижа - было неожиданное понимание того, что же покоряет и подпитывает в нём к нему стремящихся во сне и наяву, заполняя нас собой до краёв. Этот город обволакивает, обнимает тебя. Это музыка где-то внутри тебя со своей неповторимой пятилинейной круглой тактовой нотацией. Это нежные, но уверенные прикосновения. Ты попадаешь в его власть, пока кто-то из горделивых, немного заносчивых, но красивых французов или француженок не приземлит тебя на утоптанный, песочного цвета гравий с каменными, выносливыми переходами мостовых. Возвращая тебя самому себе, целым и невредимым, если ты сюда не надолго.

Приезжать в Париж нужно влюблённым, иначе он займёт твоё сердце собой бесцеремонно, безропотно, надолго или навсегда. Я приехала в Париж, совершенно покорённой Нормандией... Но об этом ещё будет.

Но пока немного о Париже, каким я его увидела и узнала. Начну по чуть-чуть. 

Автор: © Татьяна Варуха
Фотографии: © Tanja Warucha

Фотогалерея (42 фото):

...



НОЧНОЙ ПАРИЖ

Спустя всего несколько столетий после своего основания, а это более 2000 лет назад, Париж был признан одним из лидеров индустрии моды, культуры и науки. Статус столицы французского государства был получен им ещё в 508 году н.э. и по сегодняшний день он является самым густонаселённым городом во Франции. Вы просто вынуждены плавать в динамично снующих потоках людей, прижиматься и сталкиваться, извиняясь, втекая в новый поток. Чтобы сделать фото с наименьшим количеством людей, - просто необходимо терпение статуи и упорство творца. Парижан и оседлых вы не перепутаете ни с кем, - они стильные и горделивые. Они как множество сигнальных маячков, не допустят, чтобы вы забыли, что вы в Париже, городе-легенде, в особенном месте на планете. В одном из самых светлых городов планеты, потому что с наступлением сумерек зажигаются миллиарды разноцветных лампочек...

Не переключайтесь, будет ещё Монмартр, сад Моне, Нормандия и немножко ещё интересного. 



Автор: © Татьяна Варуха
Фотографии: © Tanja Warucha

Фотогалерея (27 фото):

...


Американский писатель и профессор департамента специального образования университета Южной Калифорнии Лео Баскаглиа (Felice Leonardo "Leo" Buscaglia), известный многим как "Доктор Любовь", посвятил свою жизнь и деятельность изучению проблемы человеческой разобщённости и смысла жизни.  

Будучи преподавателем в университете Южной Калифорнии, в одной из групп студентов, которые он вёл, внезапно для всех и для самого профессора покончила жизнь самоубийством одна из самых талантливых его студенток. Лео Баскаглиа это известие потрясло до глубины души. Ничто не выдавало в девушке признаков какой-либо депрессии или разлада с жизнью. Она была позитивным человеком, увлечённой, активной и сильной, талантливой студенткой. 

Как настырный дислексик со стажем, я до дрожи люблю книги. Конечно, с годами, я выработала ни одну технику чтения для себя, но ни одна из них не решает проблемы, как таковой. При моей страсти к новым знаниям, интересному и познавательному, чтение даже нескольких страниц, - это безусловный вызов. То, что для многих естественная данность, для меня - бесконечный бой. И да, возможно, это прозвучит для кого-то совершенным кошмаром и разочарованием, но мне немного книг за мою жизнь удалось прочесть, что называется, "от корки до корки". 

Представьте себе, мое первое образование - филологическое.
Некоторым вещам нужно быть там, где они есть. Признание или открытие их может сильно усложнить жизнь. Они могут быть очень личными, настолько личными, что без них наша жизнь окажется голой на людной площади. Или очень неприятными, настолько неприятными, что "освобождение" от них, о котором мы возможно даже и мечтали бы, может раздавить нас, неспособных принять новое "просветление". 

Есть вещи, которые мы способны только пережить, не трогая их, не выковыривая их из себя, научиться с ними жить, как мы иногда сживаемся с чем-то, над чем не властны, чем не в силах управлять. Потому что не всегда мы оказываемся готовы к новому раскладу, к новому сценарию, который неизбежно впишет в нашу жизнь десятки новых, не адаптированных под нас страниц. Скорее, наоборот, написанных наспех, по верхам, по первым эмоциональным взрывам, без учета нас, наших чувств, нашей новой боли. 

В свое время довольно детально изучала этот пласт человеческих взаимоотношений, критический уровень токсичности и разрушительного эмоционального инфицирования. Насколько болезненно, цепко и неизбежно реагирует наше тело на такое эмоционально-психологическое потребительство.

Как-то с целью легкой реанимации угасающего английского "зацепила" неожиданно, почти пальцем в небо, книгу Shahida Arabi "Power: Surviving and Thriving After Narcissistic Abuse". А спустя некоторое время обнаружила, что сейчас в сети есть уже выдержки, "выжимки" и даже перевод. Сердцевина этой книги, - это 20 ярко описанных, актуальных и широко применяемых видов манипулятивных игр и способов психологического насилия. Приемы, к которым чаще всего прибегает деструктивный человек, чтобы вымыть почву из-под ваших ног, поддеть вас, разместить выгодно себя или определенно использовать вас в своих интересах.

Хочу немного затронуть эту тему, раз уж столько ниточек собралось в одну веревочку.

Я знал одного человека, он не выносил прикосновений. Прикосновения доставляли ему боль. Он был очень заботливым и нежным по природе своей, но эта пытка прикосновений, как неотъемлемый атрибут современной жизни, всё больше и больше отдаляла и отталкивала его от мира чувств. Он не протягивал руки при встрече, не носил рубашки с воротником и одежду без глубоких карманов.

Под тонкими оболочками кожи, вдоль многотысячных магистралей вен, текла неуправляемая жажда простых человеческих объятий, нежного прикосновения губ, теплой ладони в своих руках. Всё это было недоступно для него. Мир, в котором он жил, как засохшую булку, безжалостно крошил новый день.

Каждое утро он вставал засветло, подходил к старому шкафу, доставал белоснежную рубашку, надевал её на голое тело и дрожащими, вспотевшими, холодными руками пытался застегнуть верхнюю пуговицу ворота. Он задыхался, сиплый свист исторгаемого воздуха покрывал густой испариной маленькое зеркальце, которое должно было стать убедительным свидетелем его вымученной непродолжительной победы. Его рекорд — 3 минуты 14 секунд - был настоящим числом бесконечности, в которую он проваливался в полуобморочном ожидании, что именно сегодня произойдёт чудо, которое он так ждёт, как второе рождение себя самого.

В мире, где каждая эмоция стремится быть проявленной и выраженной, дефицит прикосновений может свести тебя с ума. Ведь это единственный выразительный инструмент, способный провести полный накал твоих чувств из пункта А в пункт В. Что делать человеку, лишенному такой обыденной и прозаичной для других возможности?