Последние публикации блога

 Я не знаю, сколько жизней мы не позволяли себе любить, где и когда мы потеряли друг друга, но я знаю, что любовь – единственное чувство на земле, о котором мы ничего, на самом деле, не знаем. Мы ищем и не находим, придумываем, мечтаем, верим в чьи-то определения, устремляемся и разочаровываемся. Мы перекладываем маленькие кусочки себя, перекраиваем и шьём заново, будто в нас что-то не то, не так, не с теми. Мы строим других себя, мы строим других. Мы складываем, как пазл, свою недостающую реальность в безопасном придуманном мире. И вскоре он уже сам формирует нас и наши ожидания.
Дорогой Новый год! Мы все поздравляем с тобой друг друга, шлём поздравления личные или совершенно безличные. У нас много планов и ожиданий от тебя каждый раз. Мы возлагаем на тебя много надежд. А знаешь, что это значит, дорогой Новый год? Это значит, что если ты их опять не оправдаешь, ты нас очень огорчишь, даже разочаруешь. Я знаю, что у тебя нет никакой бороды, поглаживая которую, ты вздыхая, мог бы сказать: "Ох, люди, люди... Да я - лишь ваша возможность, а все ваши планы и пожелания - в ваших руках. Вот, я снова у ворот, - берите и делайте!"

Осень — моя нежная пора, пора глубинного обновления, душевного облегчения, игры света и красок, сила матери, способная любить и преображать, дарить и ограждать. Она вмещает в себя силу и энергию каждой поры года.

Для меня — это пора облегчения, замедления, отдохновения от звенящей, суетной разноголосицы, мой внутренний slow-motion.

Американский писатель и профессор департамента специального образования университета Южной Калифорнии Лео Баскаглиа (Felice Leonardo "Leo" Buscaglia), известный многим как "Доктор Любовь", посвятил свою жизнь и деятельность изучению проблемы человеческой разобщённости и смысла жизни.  

Будучи преподавателем в университете Южной Калифорнии, в одной из групп студентов, которые он вёл, внезапно для всех и для самого профессора покончила жизнь самоубийством одна из самых талантливых его студенток. Лео Баскаглиа это известие потрясло до глубины души. Ничто не выдавало в девушке признаков какой-либо депрессии или разлада с жизнью. Она была позитивным человеком, увлечённой, активной и сильной, талантливой студенткой. 

Как настырный дислексик со стажем, я до дрожи люблю книги. Конечно, с годами, я выработала ни одну технику чтения для себя, но ни одна из них не решает проблемы, как таковой. При моей страсти к новым знаниям, интересному и познавательному, чтение даже нескольких страниц, — это безусловный вызов. То, что для многих естественная данность, для меня — бесконечный бой. И да, возможно, это прозвучит для кого-то совершенным кошмаром и разочарованием, но мне немного книг за мою жизнь удалось прочесть, что называется, "от корки до корки".

Представьте себе, моё первое образование — филологическое.
Некоторым вещам нужно быть там, где они есть. Признание или открытие их может сильно усложнить жизнь. Они могут быть очень личными, настолько личными, что без них наша жизнь окажется голой на людной площади. Или очень неприятными, настолько неприятными, что "освобождение" от них, о котором мы возможно даже и мечтали бы, может раздавить нас, неспособных принять новое "просветление".

Есть вещи, которые мы способны только пережить, не трогая их, не выковыривая их из себя, научиться с ними жить, как мы иногда сживаемся с чем-то, над чем не властны, чем не в силах управлять. Потому что не всегда мы оказываемся готовы к новому раскладу, к новому сценарию, который неизбежно впишет в нашу жизнь десятки новых, не адаптированных под нас страниц. Скорее, наоборот, написанных наспех, по верхам, по первым эмоциональным взрывам, без учета нас, наших чувств, нашей новой боли.

Если вы очень хотите избавиться от чего-то, поделиться чем-то сокровенным, важно не столько ваше желание освободиться, сколько один простой вопрос себе: "Я готов(а)?"

Вопрос, в действительности, не в том, нужно ли делиться-освобождаться-проговаривать-избавляться-менять, снимать камень с души- и тому подобные определения.

Важно только одно – ваша готовность к новой реальности внутри и вокруг себя, к чувству опустошения, стыда, облегчения и "отяжеления" одновременно, недоверия, неуверенности и.... заполнения вашего пространства всем тем, что всплывет, многократным повторением и проигрыванием еще вчера пусть и неудобно, но тихо лежащих и тихо ноющих, сжатых, скомканных, но малоподвижных эмоциональных сгустков.

Важно только одно, – ваша готовность это менять, со скоростью сонной черепахи, потому что быстрее, – вас вынесет на полном ходу. Потому что наша нервная система устроена так, что даже самые позитивные и благие перемены переворачивают вверх ногами весь бережно и усердно накопленный годами хлам нам на голову. И пока вы наведете новый порядок, чтобы начать накапливать новый хлам, - нужно время. Это жестокое время называется безэмоциональным, безполюсным словом, – адаптация. И она вам нужна при любых переменах, от насморка до ухода близкого человека. И без нее ваши порывы просто избавиться от чего-то в своей жизни бессмысленны, без этого затяжного slow-motion-отрезка времени ничего не победить, даже занозу в левом мизинце, не то что душевную боль.

Если вы готовы, – раскрыться, измениться, развернуться, оторваться от маленькой, не видной под стопой, точки опоры, освободиться, довериться, принять.... – то знайте, вам сто девять раз будет не хватать терпения, еще больше – сил, столько же – воли, и почти всегда – поддержки, любви, надежды и всегда – веры. Но вы справитесь, если были готовы, потому что адаптация – самая упрямая опция нервной системы. Она возьмет свое. И ваша задача – в этом всем не утонуть в новой эмоции, в новом пространстве, в новом стрессе, без которого ничего и никто не движется в этой жизни, но легко умирают от передозировки им.

И какими бы ни были задуманные вами перемены, – помните о том, что нужно время, чтобы выкатить ваши вагончики на новые рельсы, потому что прежде, чем вы их водрузите на новую колею, вам необходимо ее для начала построить. И на простом человеческом календаре могут пролистываться не только месяцы, но и сами календари сменять друг друга на гвоздике. И не важно, насколько в больших или малых переменах вы нуждаетесь, – они все равно займут в этом пространстве определенное время, возможно, ощутимо большее, чем вы предполагали. Почему? Потому что вы не меняетесь в вакууме, вы провернете и потяните за собой огромное пространство вокруг себя, в котором живут знакомые и не знакомые вам люди, их ожидания, неподвижные уклады и собственные залежи, их эмоции и стереотипы. Они с радостью обрушат все это на вас. Или неожиданно проигнорируют самое важное для вас в конкретный момент. Вы можете остаться один на один с самим собой, с той незнакомой и отчужденной частью себя, которая стоит за любыми переменами. А можете найти неожиданного союзника. Но на все, абсолютно на все понадобится время, и в этом тягучем отрезке своей жизни вам придется жить. И это будет не то, что вы себе представляли. Это будет то, что будет происходить. И все. Нет. Пожалуй, еще кое-что. Вы ничего не измените без этого всего.

Если вы больше не можете, – действуйте. Если не готовы, – не трогайте то, что лежит тихо. Но и в первом и во втором случае, какое бы решение вы не приняли, – примите себя и то, что в вас. Вы у себя такой один, вы у себя – такая одна. Будьте с собой бережны. Когда придет время – вы сделаете шаг, если это время не придет – не сделаете. Но прекратите себя мучить. Живите. Второго шанса для этого может не оказаться.

Автор: © Татьяна Варуха

Фотография: © Kristina Jalowa



В свое время довольно детально изучала этот пласт человеческих взаимоотношений, критический уровень токсичности и разрушительного эмоционального инфицирования. Насколько болезненно, цепко и неизбежно реагирует наше тело на такое эмоционально-психологическое потребительство.

Как-то с целью легкой реанимации угасающего английского "зацепила" неожиданно, почти пальцем в небо, книгу Shahida Arabi "Power: Surviving and Thriving After Narcissistic Abuse". А спустя некоторое время обнаружила, что сейчас в сети есть уже выдержки, "выжимки" и даже перевод. Сердцевина этой книги, - это 20 ярко описанных, актуальных и широко применяемых видов манипулятивных игр и способов психологического насилия. Приемы, к которым чаще всего прибегает деструктивный человек, чтобы вымыть почву из-под ваших ног, поддеть вас, разместить выгодно себя или определенно использовать вас в своих интересах.

Хочу немного затронуть эту тему, раз уж столько ниточек собралось в одну веревочку.

Я знал одного человека, он не выносил прикосновений. Прикосновения доставляли ему боль. Он был очень заботливым и нежным по природе своей, но эта пытка прикосновений, как неотъемлемый атрибут современной жизни, всё больше и больше отдаляла и отталкивала его от мира чувств. Он не протягивал руки при встрече, не носил рубашки с воротником и одежду без глубоких карманов.

Под тонкими оболочками кожи, вдоль многотысячных магистралей вен, текла неуправляемая жажда простых человеческих объятий, нежного прикосновения губ, теплой ладони в своих руках. Всё это было недоступно для него. Мир, в котором он жил, как засохшую булку, безжалостно крошил новый день.

Никто не хочет стареть, но и умирать молодым никто не готов. Стоит ли заигрывать с этим выбором? Не то, чтобы старость надменно обойдёт кого-то из нас, но все же не каждому из нас её навязчивая дружба выпадет бонусной программой. У кого-то этого выбора нет изначально.

Мне кажется, это - наша природная заносчивость и горевание ума о том, на что мы не можем повлиять, однако хотим управлять, но - сильно ленивы и недостаточно честны. Всё это надёжно спрятано в нашем нежелании делать и менять то, что мы можем, что в наших силах, в ежедневном выборе и договорённости с собой, - в обыкновенной ответственности. А ещё - в нашем выкроенном желании, чтобы всё как-то само разрулилось.

Мы приручены ожиданием. Нам с ним надежно, привычно, легко. Оно - всегда в изобилии, где не нужно, и в дозировке три-четыре капли натощак - когда острая нужда.

Что для вас старость?... Ой, лучше не отвечайте. Эту заунывную я тоже знаю.