Как устроены мечты

Как-то в начале третьего класса моя учительница в школе, отчитывая меня за плохое поведение, в поисках действенного рычага влияния, с эмоциональным придыханием театрального наследия, спросила меня: "Ну вот, какая у тебя мечта?!" И я, неожиданно для себя, ответила: "Написать книгу о хороших людях."

Бывают такие взгляды, которыми можно нарезать карпаччо. После них ты можешь выжить только в качестве модели продольного среза тела для анатомического атласа. Это был тот самый взгляд, не совместимый с детской реальностью. И так оно и должно бы было быть по всем педагогическим трудам Макаренко, как было посмотрено. Я знала, что когда я приду домой, мне будет таки "неповадно", но уже вечером я забуду о своей выходке, воспитательной беседе и неожиданной мечте жизни. Так уж устроен детский подвижный мир.

Но именно тот вечер как-то не задался и вместо "Домашняя работа", я вдруг старательно вывела: "Книга а харошых людях". Лист пришлось вырвать и писать "Домашняя работа" заново.

Так родился мой первый произвольный текст, первая незнакомая эмоция, первая дерзкая мечта.

И что бы я ни делала, где бы ни жила и чем бы ни была увлечена, – бизнесом, проектами, фотографией, видеомонтажом, современными исследованиями, работой мозга, – если я не пишу, я ощущаю только одну из тех двух разрезанных одним суровым взглядом половину себя.

И я писала, много писала. Тихонько. Пряча между книгами и прошлогодними тетрадями нескладные, плывущие вниз, неаккуратные строки. Где-то в кладовых бессознательного хранились пыльные записи детской мечты. Они не тревожили меня, а я не тревожила их. Иногда мы навещали друг друга, неловко улыбаясь, стесняясь прикоснуться, ведь настоящее всегда такое неуклюжее, а прошлое – такое хрупкое.

Ты растешь и с каждым годом постепенно формируешься в того, кем не являешься и кем будешь потом измерять свою жизнь. Время раздает нам сценарии и роли. И до какого-то возраста мы свято верим, что чей-то костюм сядет лучше, чьи-то правила будут значимей, и что кто-то сыграет нашу жизнь лучше нас.

Но жизнь начинается с первой несуразной детской мечты, с первой разбитой коленки, с первого яркого детского сна, с первых взглядов, нарезающих карпаччо на блюде твоей реальности, с первого разочарования в мире взрослых правил и фальшивых ужимок. И только несуразная детская мечта способна выжить в многочисленных проявлениях нас, загроможденных, напуганных, важных, не верящих, но ждущих чудес.

Она может остаться детской смешной мечтой. Но если вы однажды ее записали, наполнили страстью, и маленькой, пусть даже робкой, дерзостью, она перестанет быть вашей мечтой, – она станет зудящей и верной вам, целью. Она заполнит смыслом и детской наивностью вашу жизнь. Не записывайте ваши мечты, если не хотите иметь целей, которые будут толкать и делать вас  уязвимыми к их реализации. Оберегайте мечты.

Автор: © Tanja Warucha


0 коммент.:

Отправка комментария