День Благодарения

Сегодня – мой день Благодарения. Он не единственный в моей жизни, но этот – значимый. Ровно год назад, в этот день, в это время, с невероятным смирением и столь же невероятной болью во всём теле я покидала этот мир. В просторной, холодной, одиночной палате реанимации решалось Великое священнодействие о расторжении или продлении моего Контракта.

Когда боль проникает во все твои молекулы и атомы, в тебе больше нет никакой борьбы, о которой так много пишут и говорят. Есть инстинкт, да, но лишь в той плоскости, в которой сознание в этом больше не участвует. Это тот предел боли, за которым ты – покорнейшее из существ в ожидании Великого Решения. Потому что только после него что-то действительно изменится. И это прописано, как встроенная опция, встроенное знание, неопровержимое доказательство жизни.

Никаких картинок прошлых сценариев, цельных воспоминаний, высоких мыслей, сожалений, ничего из описываемых о таких моментах переживаний. Это скорее, – безжалостная, туго смотанная тишина.

Тишина, которую не могут преодолеть трёхмерные звуки, – усердное брюзжание и неравномерное тиканье приборов, отдалённо доносящиеся голоса медперсонала, включение и выключение каких-то регистраторов, строгое "пшиканье" кислородной маски. Но при этом, ты сторонне регистрируешь шум собственных обрывочных мыслей... Вдруг сорвавшиеся из телефонного разговора с консулом обрывки его фраз о единственно возможной помощи – оплаты авиа-перелета моего тела домой, поиск и извещение родных. Какой-то заблудившийся, но с упёртой логикой, вопрос: "А почему бы эту же сумму не выделить на то, чтобы это тело выжило?" – это ведь тоже своего рода "перевозка" из пункта А в пункт В и возможно, куда большая помощь, плюс экономия на поиске родных для скорбных извещений...

Удушливое желание позвать Кристю, – единственное родное существо здесь, которой не разрешили остаться со мной, даже не скрывая, что это может быть последняя ночь...

Странное осознание того, что умирать в реанимации – самая плохая последняя остановка. Ты здесь одинок так, как никогда и нигде в своей жизни. И к тебе – нельзя. Это звучит так же алогично, как предложение перевезти твоё холодное тело за счет государства. И... боль, нарастающая беспощадно, сверх той, что уже овладела моим телом, – о моих любимых и глубоко родных людях, о маме, о любимом, дорогом человеке, для которых моё финальное путешествие может оказаться сокрушительной, жестокой лавиной. И Просьба о них, исходящая уже от всего тебя, потому что ты уже почти не различаешь, где и что происходит в твоём раздувшемся и вдруг таком чужом теле...

И этот личный, беспомощный, но решительный диалог, местами глухой монолог, с Теми, Кто... Объясните мне, что происходит?! Что я должна знать, понять, сделать?! Я хочу встать с этой кровати и поехать домой...

Самое тяжёлое в этом всем, что твой мозг функционирует в привычном режиме, продуцирует новые нейронные связи, регистрирует, распределяет, думает, посылает везде и всем сигналы, и вовсю активен. А я просто хочу встать и пойти домой, а ещё свернуться в клубочек и не шевелиться, – очень больно. Хочу спрятать лицо в твоих руках. И подождать тихонько и смиренно дома...

И снова тишина, непреодолимая никакими усилиями, мыслями, звуками. И это изматывающее ожидание, дерзкое, заносчивое желание поторопить всех Наверху с Решением, но при этом – какое-то непривычное, полное смирение и знание об уместности и своевременности всего происходящего.

И снова осколки мыслей... О маме Кристи, ушедшей, я верю, в сопровождении Ангела, Домой в день моего прибытия сюда... И просьба о ней...

О Кристе, моей родственной половинке, верного, преданного Человека, во многом благодаря которому я малообъяснимым образом выпрыгнула снова на перрон жизни. Человеку, выпросившего меня, человеку, вымолившего меня, человеку, бросившему клич всему миру, и благодаря этой единой коллективной Молитве, уверена, я сегодня здесь и сейчас. Спасибо, моя родная!

Спасибо моей Маме, за её невероятную, жертвенную, истошную до крика мольбу обо мне за тысячи километров, за безумную, безусловную любовь, на которую только способно материнское сердце.

Спасибо, тебе, мой дорогой Каждый Человек, пославший свою искреннюю молитву, душевную, моральную, материальную поддержку, отклик, просьбу Наверх.

Этот год перевернул мою жизнь, жёстко, неулыбчиво, неуклонно, необратимо. Тогда, год назад, я даже представить не могла, что ещё предстоит за этот год пережить и сколько будет стремительных потерь и хлёстких ударов. Каждый из которых, - словно хруст вырванных грубо и безропотно страниц любимой Книги. Её больше нет. Но. Сегодня я стою в неуютном замешательстве, с естественной, почти детской неуверенностью перед совершенно незнакомой, новой Книгой своей жизни, первую страницу которой я только что перевернула...

Сегодня – мой День Благодарения.


Автор: © Tanja Warucha

Фотографии: © Khrystyna Ialova Photographer


2 комментария:

  1. Лея Черных31 июля 2015 г., 09:13

    Дорогая Татьяна! Душа моя!
    Безмерно Благодарна вам за глубину, проникновенность!!!
    Бог проводит через столь жесткое чистилище лишь тех, кто Готов!...Готов к глубокому очищению, освобождению от иллюзий!
    Эту пустоту вы наполнили Благодарностью, глубоким Пониманием! И это главное!
    Пришло Новое, Чистое,...что приблизило вас к Источнику!
    Вам есть ЧТО сказать Миру!!!
    Храни вас Бог своей Любовью!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лея, дорогой Вы человек, спасибо Вам сердечное!

      Удалить