28 декабря 2016 г.

28.12

Когда мне было 16, я рисовала отцу на листе ватмана ко дню рождения огромную "Стенгазету" с пожеланиями на будущее и написала там эти стихи... Это было очень сложное время. Я плохо понимала тогда, что такое крушение всех надежд и потеря координат и векторов жизни. Развал Союза сломал моего отца, как сухой сук, на котором громоздило безликое государство весь свой потребительский остов. Это был преданный и самоотверженный сын своего отечества, которое в итоге безропотно, с хрящами и тканями перемололо его, пережевало и выплюнуло. А потом развалилась и сама громоздкая, закостеневшая и уже безжизненная система, зацепившись остервенело и накрепко своим фантомом в сознании целого поколения и последующего за ним...

Все годы его жизни "после" были выжжены этой сгрызающей его болью и внутривенной обидой. Он не смог с этим справиться... Но тогда, в конце 80-х, мне казалось, что он сможет, что пройдет время и он, как в фильме с обязательно хорошим концом, снова станет сильным, статным, уверенным, пусть иногда жестким и саркастичным, но отцом, которым я всегда гордилась, "которому сам Леонид Брежнев вручал Орден Дружбы народов за особые заслуги перед отечеством" (как писала газета "Правда") и который, как и другие награды, он из-за своей скромности никогда не носил.

С годами я научилась его любить, принимать и уважать его таким, какой он есть. И я очень благодарна ему за этот трудный опыт. Однажды в жарком споре о религии с моим братом, который все наставлял отца "на путь истинный", - а мой отец всегда был атеистом, - он сказал слова, которые определили для меня суть всех конфессий, национальностей и вообще смысла жизни. Брат все упрекал его в "безбожии", что живет он неправильно и всякое прочее, чем многие грешат в отношении чужой жизни. Отец не выдержал и в сердцах ему выкрикнул: "Да следи так рьяно за своей жизнью, а не за моей! Действительно ли она соответствует тому, чему ты поучаешь других? Мне за свою жизнь не стыдно, - для меня это важнее всей твоей религии! Я жил так, чтобы моя совесть не могла меня ни в чем упрекнуть. И если я в чем-то ошибся, я был искренним. И не думай, что это легко! У меня была только моя совесть, а у тебя - удобный тебе Бог, на которого ты потом можешь "повесить всех своих собак" и попросить прощения! А ты попробуй поживи с полной ответственностью за все, не перекладывая ее на Бога, не надеясь на прощение, а просто не делай то, за что потом молишь тебя простить!"...

Потом я много раз наблюдала, как легко и невесомо лицемерие в жизни людей, как прозорливы и назидательны многие в жизни других, как двулики и одноглазы стандарты, и как бездушно, беззастенчиво заворачиваются по-старинке в печатную газетку незыблемые простые человеческие ценности...

Год назад, в этот день, вечером, отец ушел... Когда я уезжала, мы оба чувствовали, что больше не увидимся. Мне не хотелось это осознавать, как никогда не хочется осознавать конечность того, что дорого, что часть тебя, твоего маленького бытия в этом необъятном мире. Мы прощались осознанно, но без лишних серьезных смыслов. Потому что в том, когда и как уходят наши родные и близкие не существует земных смыслов. Это та часть Любви, которую мы не можем постичь, а потому - принять. Как и тот Дар, который они оставляют нам здесь, навсегда теперь оставаясь с нами, живя светлым воспоминанием, бестелесной Любовью в наших сердцах.


Фотография: © Kristina Jalova Photographer



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Следующие Предыдущие Главная страница

Выразить поддержку

Выразить поддержку

Если у вас есть возможность поддержать проект и то, что я делаю,
искренне буду благодарна вашей помощи. Вы не обязаны этого делать,
только если можете и чувствуете нужным.
Спасибо!